Наталья Зубаревич: Вся команда, которая управляет Крымом, будет козлом отпущения

Зубаревич. Крым 2015 и далееСимферополь – Директор региональной программы Независимого института социальной политики, профессор Московского государственного университета Наталья Зубаревич – один из немногих в России экспертов, которые объективно оценивают состояние экономики Крыма. Руководствуясь официальными данными из открытых источников, Зубаревич рассказывает о реальном положении дел. Как правило, эта информация отрезвляет ура-патриотов, которые за эйфорией, связанной с «присоединением» полуострова к России, не замечают очевидных вещей. О том, что изменилось за текущий год, каков уровень дтационности Крыма, выдержит ли федеральный бюджет субсидирование экономики полуострова и почему в регионе высокие цены, Наталья Зубаревич рассказала в интервью Крым.Реалии.

– В чем состоит главное отличие финансирования нынешнего бюджета Крыма от прошлогоднего?

– Финансирование бюджета Крыма в 2014 году шло целиком из федерального бюджета, а в 2015 году уже так, как положено. Прошлый год был авральный: финансирование шло из федерального бюджета, из внебюджетных фондов и из пенсионного. Объем трансфертов из федерального бюджета составил 125 миллиардов за 9,5 месяцев 2014 года.

В нынешнем году надо складывать разные источники. Картина следующая: все доходы бюджета Крыма с внебюджетными фондами за первое полугодие составили 55 миллиардов рублей. Если считать с внебюджетными фондами, уровень дотационности был 73%. Но здесь нет трансфертов из пенсионного фонда. В открытом доступе эту информацию найти практически невозможно. По оценкам, Крымский федеральный округ дает пенсионных отчислений в квартал где-то 3-4 миллиарда, а общие расходы – где-то 14-15 миллиардов. Но, грубо говоря, за квартал Крым получает трансфертов из пенсионного фонда около 10 миллиардов. Умножаем на 4 квартала – примерно 40 миллиардов. Что получается в сухом остатке: два полугодия по 55 миллиардов – это 110 миллиардов плюс 40 миллиардов трансфертов из пенсионного фонда. Итого – 150 миллиардов. Это примерно та же сумма, которая составляла бюджет Крымского федерального округа в 14-м году. Но тогда Крым финансировался где-то 9,5 месяцев, а сейчас это годовая сумма. Это означает, что масштаб финансирования Крыма несколько сократился. И это понятно.

В прошлом году у Крыма был гигантский профицит – 14 миллиардов. Регион даже не потратил те деньги, которые поставил ему федеральный бюджет. В Крыму выросли налоговые поступления на доходы физических лиц. Остальные виды налогов – на прибыль, с малого бизнеса – как были малы, так и остались. Все это показывает, что никаких кардинальных изменений не произошло. Уровень дотационности сейчас поменьше, чем в Чечне и Ингушетии, он где-то на уровне Карачаево-Черкесии и Дагестана. Поэтому Крым остается высокодотационном регионом.

– Вы как-то сказали, что Крым – это территория собеса. Он по-прежнему таковым является?

– Нет, изменилась структура расходов. Во-первых, Крымский федеральный округ больше четверти всех расходов сделал на так называемую статью «национальная экономика». Если вы думаете, что это строительство дорог, то нет. На дороги, транспортное хозяйство, пошел всего 1 процент расходов бюджета. Основную часть этих расходов составляют расходы на субсидирование завоза топлива на полуостров. Это главная статья – в первом квартале было две трети всех расходов. Сейчас, я думаю, не меньше. На ЖКХ крымский бюджет – Республики Крым и Севастополя – тратит очень мало: всего 1-2%. То есть поддержка ЖКХ минимальная. Что происходит с социальными расходами? Суммарная доля этих расходов во всех расходах бюджета Крым – 66%, то есть две трети. Но внутри структура не такая, как в прошлом году. Тогда все соцвыплаты шли через бюджет. Сейчас по-другому, поэтому картина изменилась. На образование Крымский федеральный округ тратит 29% всех своих расходов – и это похоже на среднероссийскую картинку. На здравоохранение из бюджета тратится 17% всех расходов. Это тоже похоже на среднероссийскую картинку – там примерно 15%. Наконец, третье крупное расходное направление – социальная политика – 16%. Примерно как в среднем по России – 17%. Итак, Крым по структуре расходов своего бюджета сделался среднероссийским. За исключением, повторюсь, одного – очень сильно субсидируется подвоз топлива.

Таким образом, Крым ввели в нормы и порядки распределения бюджетных средств, которые есть в других регионах России. Если мы считаем только бюджет, там уровень дотационности будет около 69%, если мы считаем с внебюджетными фондами, то уровень дотационности повышается: он будет 73%. Выдержит ли федеральный бюджет такое субсидирование? Выдержит, потому что это не такие смертельные деньги.

– Возможно ли именно для Крыма увеличение пенсий и зарплат?

– Нет. Трансферты из пенсионного фонда немалые: я их оцениваю в квартал, как уже говорила, примерно в 10 миллиардов. Да, в Крыму много пенсионеров, но у нас «старых» по структуре населения регионов в России много. Там приходится много добавлять, потому что очень большая часть экономики в тени, люди не платят социальных отчислений. Да, Крым стал для пенсионного фонда немалым расходным местом. С учетом дыры в пенсионном фонде, в котором доходы фонда меньше расходов, и в него приходится слать трансферты из федерального бюджета. Это не очень хорошая новость. Но я еще раз говорю: это не те суммы, которые обрушат Российскую Федерацию. Крым не может быть такой суммой. Большого строительства не ведется, инвестиции в Крыму показывают минус. Фактически на бюджетные деньги строится Керченский мост.

– На ваш взгляд, мост всерьез начали строить?

– Да его строят уже. Мост – это ультраприоритетный инфраструктурный проект, потому что он геополитический, и его достроят при любых проблемах, потому что мост понимается российскими властями как дорога жизни.

– Как это отразится на экономике?

– Если в бюджете две трети расходов на субсидирование подвоза ГСМ, конечно, это снизит издержки. Но мост за год не строится, это 2-3 года. Но будет ли Крым благодаря мосту лучше развиваться – вопрос. Потому что туда должны прийти инвесторы, а они туда не приходят, и этот вопрос не решаемый.

– В первую очередь, из-за санкций?

– Конечно, крупные компании не идут из-за санкций. Иностранцы не придут, потому что не придут никогда. Это очень нестабильное место, с точки зрения долгосрочных инвестиций. Поэтому мост жизненно необходим, его построят, а дальше «будем посмотреть».

Сейчас идет передел земельной собственности, в Крыму перехватываются лакомые кусочки. Но большой экономики я не вижу. Еще раз повторяю: в Крыму за первое полугодие 15-го года отрицательная динамика инвестиций.

– На развитии каких отраслей необходимо сосредоточиться крымским властям?

– Понятия не имею. Конечно, туризм, который будет расти. Ведь чем большему количеству россиян будут закрывать выезд заграницу, тем больше их поедет на Черное море. Этот сезон был относительно удачный – 4,5 миллиона отдыхающих, насколько я знаю, было по оценкам. В прошлом году официально было 3 миллиона, а реально – два с небольшим миллиона отдыхающих, поэтому рост притока есть.

Инфраструктура Крыма плохая, но, тем не менее, эти частные гостиницы, советские формы сдачи комнат дают людям как-то подзаработать. А будет ли там крупное современное инвестирование в рекреацию? Скорее всего, что-то будет. Строить будут те компании, которые под санкциями, им уже терять нечего. Но поскольку не решены проблемы с самозахватами, нелегальным строительством – сейчас эта каша заваривается. Разгребать эти авгиевы конюшни придется не один год. Поскольку с правами собственности все очень нездорово, быстро этот процесс не закончится. Поэтому будет преобладать недорогой отдых для россиян. Это по деньгам больше, чем давал украинский отдых, потому что доходы пока еще в России выше, но, с точки зрения большого развития, это не те деньги, которые способны улучшить инфраструктуру. Ее должно улучшать государство. Но, судя по расходам бюджета, как-то это все не очень. На поддержку ЖКХ направлено 1,5% расходов бюджета – это значит, что в ЖКХ вообще не инвестируют.

– Как гражданская блокада Крыма, объявленная руководством Меджлиса и крымскотатарскими активистами, повлияет на экономику полуострова?

– Не знаю. У меня нет данных по доле поставок продовольствия с материковой Украины, но логика всегда простая: когда затрудняется подвоз, вырастают цены. Голодухи не будет, понятно, привезут, бизнес есть бизнес, но цены будут расти. В какой мере? Не могу сказать.

– Многие крымчане и приезжие с материковой России жалуются на высокие цены на полуострове – почти как в Москве, а то и выше. Это оправдано или возможно изменение ценовой политики?

– Если все везут через переправу, кто будет субсидировать транспортные издержки? Поставки ГСМ субсидирует бюджет Крыма, но он же не может субсидировать хлеб, мясо и все прочее. Когда построят мост, все будет полегче, но все равно это удорожающий фактор. Я полагаю, что он надолго. Естественные зоны снабжения отрезаны. Кроме того, Крым теперь в России – у нас инфляция 15%, на минуточку, это тоже влияет на цену.

– Вы в курсе громкого коррупционного скандала, разразившегося в Крыму летом этого года, когда были задержаны высокопоставленные чиновники?

– Нет, я не в курсе. Но то, что идет передел собственности и попытки сварить свой маленький гешефт – это вполне понятно. И это будет продолжаться. Когда приходят новые команды, в России это всегда сопровождается разным беспределом: и коррупционным, и отжиманием – чем угодно. Справиться с этим не так просто, а посадить везде генералов, как посадили Меняйло (губернатор Севастополя Сергей Меняйло. – КР), лучше не бывает – они просто хозяйством управлять не умеют, только отношения выясняют. Поэтому Крым находится в периоде передела собственности, и в него включено немалое число чиновников. Коррупция в России тотальная.

– Те, кто пострадал от этого передела, могут ли через международные инстанции добиться правоты?

– Я не знаю, как отжималась собственность, я знаю, что забрали всю собственность Коломойского (бывший губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский. – КР) и в то же время не знаю, что про с собственностью Ахметова (украинский олигарх Ринат Ахметов. – КР). Что стало с собственностью украинского государства, не знаю. Скорее всего, это все реквизировано. Я позволю себе сделать следующий комментарий: вся та команда, которая сейчас управляет Крымом, она и будет козлом отпущения. Эти ребята сделают передел, мягко говоря, не совсем правовой, потом на смену им придут другие, которые будут ни при чем. В суд, наверняка, будет подавать Украина, потому что там изъятие собственности просто очевидно, в том числе собственность украинского государства, начиная от военный базы, госдач и далее по списку – там много чего. Тянуться это будет годами. Это гордиев узел, который вообще непонятно как разрубить. Это плохая ситуация.

Текст содержит терминологию, официально используемую на Крымском полуострове.  

Оригинал

система комментирования CACKLE