Отслушались

Общественные слушания по изменениям в Ген.план.Таких публичных слушаний нижегородские старожилы не припомнят. Состоялись они 5 июня в Доме архитектора. Более 200 поправок в генплан «обсудили» в один присест, буквально за два часа — не развесив плакатов со схемами, не делая особых пауз между рассказами об изменениях, не устраивая предварительно прений «на местах». 

Чиновники уверяют, что изменения незначительные и позитивные, но представители общественности ищут подвох. В частности, экологи считают, что поправки позволят легализовать вырубку зеленых насаждений.

Демократический инструмент превращается…

Возникает, соответственно, вопрос: а зачем вообще проводить публичные слушания перед принятием решения? Понятно, что этого требует закон, но с какой стати данная процедура узаконена? Очевидно, она стала нормой, потому что является способом выражения народной воли, к которой прислушивается власть.

Но получается, что волю и выразить-то нельзя: для того, чтобы высказаться, людям необходимо вникнуть в суть изменений, а для этого нужны достаточное количество времени, наглядная демонстрация поправок и вразумительное их объяснение.

Таким образом, слушания, состоявшиеся 5 июня, показали, как демократический инструмент можно превратить в абсурдную формальность: забросали людей непонятной информацией, пролистав быстренько 212 рисунков на экране, честно спросили, есть ли у ошарашенной публики вопросы — и опустили занавес. Не высказались люди? Их проблемы. Главное – послушали. Слушания все-таки.

Расчет на нечеловеческий мозг

У читателей может возникнуть вопрос: а чем это мероприятие отличалось от предыдущих? Во-первых, информация о планируемых изменениях – со схемами — должна быть опубликована в газете «День города» как минимум за 14 дней до начала слушаний. Этого требует городское законодательство. С учетом того, что поправок более 200, публиковать должны были начать примерно за полгода.

— Однако первые схемы начали появляться в газете за восемь дней до мероприятия, что является нарушением, — отмечает правозащитница Марина Чуфарина. – Мы сомневаемся в легитимности слушаний и будем оспаривать их в суде.

Во-вторых, организаторы должны были уведомить об обсуждении заинтересованных лиц, в том числе и собственников помещений в многоквартирных домах, рядом с которыми хотят сменить зону. Были ли расклеены на домах объявления, история умалчивает. Есть подозрения, что нет, потому что зал Дома архитектора в ходе проведения слушаний был, мягко говоря, неполон. Было очевидно: на мероприятие пришли не те, кого коснутся изменения, а те, кто мониторит административные ресурсы.

О третьем моменте – отсутствии наглядной информации – я уже сказал. И, наконец, главное: ну просто нереально обсудить более 200 изменений в рамках одного мероприятия! Ни один министр с суперкомпьютером вместо мозга на это не способен, не говоря уже об обывателях.

С депутатами — церемонятся

Обо всем этом заявили представители общественности перед самым началом слушаний, требуя немедленно прекратить имитацию демократической процедуры. Звучали предложения: разбейте обсуждение на несколько этапов; оповестите жителей; дайте время на ознакомление; расклейте листы с графическим материалом. Все это пообещали занести в протокол и… слушания начались.

Восемь районных архитекторов рассказали о 212 изменениях, пролистав графику на экране. После этого можно было задавать вопросы. Вопросов, тем более выступлений и высказывания мнений практически не было, потому что для этого нужно понимание поправок. Настроение у большинства было удручающим: так с людьми, которых уважают, предложения не обсуждают.

Интересно, что депутатов городской думы знакомят с этими всеми поправками осторожно и постепенно. Обсуждение было уже на трех комиссиях, и этого народным избранникам мало. И чиновники идут депутатам навстречу: они готовы переносить обсуждение на следующие комиссии, откладывать рассмотрение тех или иных поправок, готовы поговорить с каждым (!) депутатом отдельно о любом из этих изменений. Теперь о сути поправок. Глава департамента градостроительного развития Татьяна Шмакова попыталась успокоить общественность в ходе слушаний – дескать, ничего крамольного тут нет: в половине случаев генплан приводится в соответствие с реальной обстановкой на местах, в другой половине – участки переводятся из зоны застройки в зеленую зону, чтобы инвесторы на них не покушались.

Тем не менее, эколог Асхат Каюмов возмущен поправками. По его словам, в зеленые зоны переводятся многочисленные кусочки в разных частях города (полоски вдоль трасс, островки в серединах дорог, овраги, съезды), в которых отдыхать и наслаждаться растительностью физически невозможно.

— Я не представляю себе мамашу, которая пытается гулять с коляской по склону того же Зеленского съезда, рискуя свалиться под колеса машин, — говорит эколог. – Там возле оживленных трасс дышать-то вообще нельзя! Какой смысл менять зонирование этих участков?

Наслаждаться растительностью на склонах съездов

По мнению Асхата Каюмова, после принятия поправок эти кусочки земли можно будет включить в городской перечень озелененных территорий, а потом и в областной реестр. Сейчас один из основных аргументов экологов, когда они выступают против вырубки, — несоответствие площади зеленых насаждений нормативам: должно быть 16 квадратных метров на человека, а в Нижнем Новгороде всего 4,9. Это несоответствие можно устранить, расширив на бумаге площадь озелененных территорий – за счет включения в перечень таких вот участков, где «дышать нельзя». И вот тогда инвесторы могут освоить больше городских участков, занятых растительностью.

Впрочем, экологи могли проявить излишнюю бдительность, и никакого заговора любителей «попилить» здесь нет. В любом случае общественность восприняла бы предлагаемые поправки более позитивно, если бы ей дали возможность вникнуть в их суть.

Между тем

По словам эколога Асхата Каюмова, в результате последних масштабных вырубок (за Дворцом спорта и за стадионом «Труд») городской бюджет недополучил около 200 миллионов рублей. Дело в том, что за спил каждого живого дерева застройщик должен заплатить компенсацию в городскую казну в размере нескольких десятков тысяч. Комиссия, законность действий которой сейчас оспаривается, все спиленные деревья за Дворцом спорта признала аварийными и сухостойными, в результате чего застройщик не заплатил городу ничего. Застройщик острова за стадионом «Труд» заплатил 4,5 миллиона, но и там значительная часть растительности прошла как сухостой. Независимые специалисты в области ботаники выезжали и на тот, и на другой участок. В обоих случаях они установили, что в большинстве своем деревья были живыми и здоровыми. 

Егор Верещагин
Полностью материал можно посмотреть здесь
система комментирования CACKLE