«Ручное управление» доведёт страну до ручки


Ручное управление доведёт россию до ручкиЕвгений Гонтмахер, член правления Института современного развития

Власть должна быть не от Бога, а от людей

У меня часто спрашивают: а было ли во времена президентства Дмитрия Медведева «окно возможностей» для перехода России из XX в настоящий, а не календарный XXI век? Помня, что произошло 24 сентября 2011 года (знаменитая «рокировочка»), даже близкие друзья ехидничают: ты, мол, убил 4 года жизни на абсолютно безнадежное дело, мы же тебя предупреждали, что Дмитрий Медведев — не более чем местоблюститель… Но дело ведь не в нем, а в жизненной позиции тех, кто, создав Институт современного развития, пытался и продолжает пытаться сказать свое экспертное слово.

Меня и моих коллег причисляют к либералам. Нисколько не стесняясь этого, хочу пояснить свою позицию. В XXI веке в странах, прошедших длинный путь эволюционирующей демократии, оказалось, что такие лейблы, как «либерал», «консерватор», «социал-демократ», сформировавшиеся еще в конце XIX века, остались только как дань политической традиции. Конечно, я не собираюсь утверждать, что различий в действиях политических партий совсем не осталось. Но все серьезные политические силы объединяет основополагающий принцип, который позволяет им, ожесточенно конкурируя, в то же время не переворачивать лодку: гражданин признает право на существование государства лишь потому, что он делегировал ему полномочия, исполнение которых невозможно на уровне индивида. А чтобы государство не отбилось от рук, ему регулярно устраивают «экзамены» в виде выборов, ежеминутно рассматривают под микроскопом через СМИ и НКО.

Конечно, это идеализированная схема. В реальной жизни в развитых странах бывает все — и чиновничье воровство, и непрофессионализм. Но это, как правило, имеет последствия: правящая партия проигрывает выборы, пойманных за руку нарушителей закона и этических норм (например, списавших диссертации) моментально увольняют, невзирая на личности.

Подавляющее большинство граждан Евросоюза, даже в Восточной Европе, часто будучи недовольными качеством работы государства, не требуют перехода к другой модели, принципом которой является примат власти над гражданином. Они не хотят, чтобы государство сакрализировалось и рассматривало каждого конкретного человека в качестве расходного материала. Тем более что у европейских народов есть горький опыт корпоративных (а значит, авторитарных и даже тоталитарных) государств почти везде: муссолиниевская Италия, нацистская Германия, франкистская Испания, салазаровская Португалия, «социалистическая» Восточная Европа…

Я сделал этот экскурс для того, чтобы подчеркнуть: водораздел между различными политическими взглядами и в России давно уже проходит по линии отношений гражданина с государством. Но наше отличие от Европы в том, что если там сторонники корпоративного государства находятся в положении политических маргиналов (их очень мало, и у них нет шансов прийти к власти), то у нас сторонников сакрализации власти много. Это и ностальгирующие по «сильной руке», и церковники всех крупнейших конфессий («власть — от Бога»), и прихлебатели, пытающиеся попасть в нынешний официальный мейнстрим, и просто уставшие от нашего бардака люди, считающие, что, сменив одни лица во власти на другие, можно успокоиться и ожидать очередных милостей от государства.

Тут сказывается и тяжелая история, и — главное — массированная пропаганда, которая начиная с середины 2000-х годов полилась на головы наших людей с телеэкранов (и не только). Лишь слегка забронзовев, власть решила увековечить себя в качестве института, данного свыше. Тогда же пошло в ход обозначение в качестве «либералов» тех, кто якобы позиционирует себя как «антигосударственников», чуть ли не «русофобов». Когда тебе «сурковская пропаганда» каждый день внушает, что те, кто ставит под сомнение эффективность нынешнего государства, — враги России, волей-неволей поверишь: эти «либералы» работают на западные деньги, хотят расчленить страну, уничтожить половину (а может, и больше) ее населения и т.д., и т.п.

Перемещение Медведева на пост президента сопровождалось высказываниями, резко контрастирующими с этой пропагандой: вспомним знаменитый лозунг «Свобода лучше, чем несвобода», статью «Россия, вперед!». Можно было, конечно, сразу махнуть рукой и сказать, что все это имитация. Но мне казалось, что если есть хоть один шанс из тысячи, то стоит рискнуть.

Я сторонник такого типа госуправления, когда «первое лицо» (президент, премьер-министр) опирается на мощную команду экспертов, которые разворачивают перед ним глубокую аналитику: постановка проблемы, возможные варианты ее решения и последствия. Задачи «первого лица»: а) такую команду иметь; б) брать на себя политическую ответственность за выбор варианта действий. Никакой сакральности здесь и в помине нет.

У нас же, начиная с середины 1990-х годов, начал развиваться другой тип госуправления: «первое лицо», Борис Ельцин, постепенно перешел в режим ручного управления страной. Некоторые приближенные стали за глаза величать его «царем Борисом», появилась и свита, верноподданнически поддакивающая патрону и оттирающая тех, кто пытается сказать хоть что-то перпендикулярное.

Перепрыгивая в наши дни, мы видим, например, судьбу «Стратегии-2020», которую по поручению Владимира Путина готовили десятки, если не сотни экспертов. Получился интересный документ (хотя у меня к нему куча претензий), который мог стать отправной точкой для широкой дискуссии о путях развития страны. А что в результате? Пачка бумаг в столах высокого начальства, которое действует без оглядки на профессионалов. Снова расцветает «ручной режим», который порождает массу ошибок, и они, накапливаясь, ведут нас к неминуемой внесистемной встряске.

Не буду сейчас анализировать причины, которые унесли Дмитрия Медведева в политическое небытие. Но кое-что отметить хочу.

Если он действительно имел договоренность с Путиным о своем президентстве только на 4 года, то его модернизационные речи — самое настоящее предательство тех, кто надеялся на вроде бы открывшееся окно возможностей.

Если он такой жесткой договоренности не имел и реально рассчитывал не только на свой второй срок, но и на реальные реформы, значит, Медведеву просто не хватило умений политика. Но тогда он должен был, во-первых, по-другому уходить и, во-вторых, вести себя иначе после отставки.

Конечно, желание побыть премьером — это намек на то, что он повторит загогулину Владимира Путина, т.е. вернется на первую позицию. А уж лидерство в «Единой России» должно было бы обеспечить триумфальную победу на выборах в Думу в 2016 году, подкрепив амбиции Медведева на 2018 год. Но здесь уже сейчас видна двойная ошибка: быть премьером в испускающей дыхание экономике — смертельно для сохранения политической репутации, а лидерство в «Единой России» это только усугубляет. Если уж он не смог организовать себе второй президентский срок, то нужно было отойти в сторонку (например, в Конституционный суд), предоставив привилегию быть битым со всех сторон кому-то другому.

Вызывает недоумение, переходящее в презрение, и позиция Медведева по отношению к собственным же идеям и сторонникам времен его президентства. Никто и не ожидал, что он будет объявлять себя «либералом». Но заявить, вступив в «Единую Россию», что он «консерватор», — еще и интеллектуальное предательство. В наших условиях (мы не Великобритания) у этого слова смысл один: ничего менять не надо. А как же необходимость глубоких реформ, о которых он писал и говорил?

Дальше — больше. Голосами его партии Дума принимает пакет законов в стиле взбесившегося принтера — Медведев молчит. Его любимый проект «Сколково» троллят, близкого к нему эксперта Сергея Гуриева фактически выталкивают из страны — Медведев молчит. Значит, согласен с этим? А возглавляемое им правительство одобрило проект закона, еще более усложняющего положение НКО.

Но хватит о Медведеве. Люди приходят и уходят, а страна со своими проблемами остается. Нужно, чтобы как можно больше людей, позиционирующих себя по отношению к государству не как к сакральной сущности, а лишь как к одному из общественных институтов, увидели друг друга и поняли, что они — сила. Этот слой уже не так мал — не менее 20–25% взрослого населения. И он вполне достаточен для того, чтобы рано или поздно, когда откроется очередное окно возможностей (а счет, я уверен, идет не на десятилетия, а на годы), взять на себя ответственность за Россию.

Мы должны трансформировать свою гражданскую позицию в конкретные механизмы, программы действий и «дорожные карты» с помощью максимально широкого круга небезразличных к будущему страны людей. Институт современного развития этим занимался и будет заниматься, в частности, в партнерстве с Комитетом гражданских инициатив Алексея Кудрина.

Мудрый Махатма Ганди сказал: «Сначала вас не замечают, потом над вами смеются, потом борются с вами. А потом вы побеждаете».

Полностью материал можно посмотреть здесь

система комментирования CACKLE