У Никулинского суда прошла акция в поддержку «болотных узников»

У здания Никулинского суда прошла акция в поддержку болотных узниковУ здания Никулинского суда прошла акция в поддержку «болотных узников», сообщает корреспондент «Граней». В ней участвовали около 60 человек. Они взялись за руки, но сомкнуть живое кольцо вокруг здания не смогли. У суда также прошли несколько одиночных пикетов.

В суд был доставлен голодающий 64-й день «болотный узник» Сергей Кривов. Он шел самостоятельно, но пошатывался. Голодающего сопровождал врач. Адвокат заявил ходатайство о медицинском освидетельствовании голодающего, однако судья Наталия Никишина его отклонила. Как сообщает корреспондент «Граней», во время слушаний Кривову дважды вызывали «скорую», однако конвой не пропустил к нему врачей. Вызванные активистами полицейские также не смогли обеспечить доступ медиков к политзеку. Кривова увезли в СИЗО, не оказав медицинской помощи.

Также в суд доставлен Максим Лузянин, ранее отказывавшийся от дачи показаний на основании конституционного права не свидетельствовать против себя. Лузянин — единственный «болотный узник», полностью признавший вину. Его дело было рассмотрено в особом порядке. Он уже осужден к 4,5 годам заключения.

Накануне руководство СИЗО «Матросская Тишина» отказалось выполнять какие-либо условия Кривова. В заявлении на имя начальника изолятора политзек выразил готовность начать выход из голодовки, если ему дадут возможность неделю не посещать суд. Кривов голодает с 19 сентября.

В среду члены Общественной наблюдательной комиссии убеждали начальника «Матросской Тишины» Владимира Клочека дать Кривову возможность выйти из голодовки. Клочек заявил, что не будет выполнять ультиматумов.

Как отмечают правозащитники, сотрудники СИЗО-1, конвоируя Кривова в суд, в течение двух месяцев грубо нарушали нормативную базу, в частности приказ Минздрава и Минюста о порядке оказания медпомощи арестантам. «Направление подозреваемого, обвиняемого и осужденного, отказывающегося от приема пищи, на судебный процесс, в следственные органы и места лишения свободы производится отдельно от других подозреваемых, обвиняемых или осужденных (в отдельной камере специального вагона или специальной машине) в сопровождении медицинского работника», — говорится в приказе. Кривова возили на заседания суда в автозаке вместе с другими обвиняемыми.

Кроме того, Кривова в течение месяца после начала голодовки не переводили в одиночную камеру, как того требуют правила. В результате официальный срок голодовки считается с момента его перевода в одиночку и составляет чуть более месяца.

При этом Кривов рассказал правозащитникам, что в понедельник его заставили ехать в суд, пригрозив переводом в карцер.

На этой неделе Никишина дважды отказалась допустить в зал заседаний врачей скорой помощи, вызванных к Кривову. Судебный пристав, отказавшийся пропустить врачей в суд, также сослался на распоряжение своего руководителя Павла Старостенкова.

В понедельник адвокат Кривова Вячеслав Макаров заявил протест против проведения разбирательства без медицинского освидетельствования его подзащитного. Политзек неоднократно падал в обморок, в том числе в конвойном помещении суда, заметил адвокат. Никишина заметила, что, если Кривов будет не в состоянии участвовать в процессе, она не станет приостанавливать разбирательство, а просто выделит материалы в отношении него в отдельное производство.

Кривов объявил голодовку в знак протеста против того, что ему не дают заявлять ходатайства и не знакомят с протоколами. С 14 декабря 2012 по 25 января 2013 года политзек уже держал голодовку в знак протеста против незаконного заключения в СИЗО.

Во вторник Никишина продлила Кривову, как и всем подсудимым на «процессе двенадцати», срок заключения плод стражей на три месяца, до 24 февраля. Таким образом она удовлетворила ходатайство обвинения. Ранее в этот день адвокаты фигурантов «Болотного дела» подали ходатайства о непродлении ареста своих подзащитных. Адвокат Макаров также подал ходатайство о смягчении условий его содержания и ходатайство в ЕСПЧ о придании его делу приоритетного статуса.

Во время допроса Лузянин заявил, что не видел во время митинга и столкновений с полицией на Болотной площади никого из обвиняемых, а также не может охарактеризовать действия окружавших его людей как применение физического насилия.

После выступления Лузянина в суде сторона обвинения потребовала зачитать его показания, данные во время следствия. Судья, разрешив чтение, проигнорировала возражение защиты о том, что оглашению подлежат только показания лиц в статусе свидетелей, а Лузянин в рамках дела был подозреваемым и обвиняемым.

Письменные показания Лузянина начинались со слов «Я, Лузянин Максим Викторович» при том, что настоящее отчество политзека — Сергеевич. Также в документе содержались обороты: «ко мне подошла группа людей и предложила вместе раскалывать асфальт» и «представились радикальными молодыми людьми, предложив поддержать их в массовых беспорядках». Несмотря на это, на вопрос: «Признаете ли свои показания следствию?» — Лузянин ответил утвердительно.

Полностью материал можно посмотреть здесь

система комментирования CACKLE