Валютный курс это: Валютный курс — Что такое Валютный курс?

Содержание

Множественный курс: что это и может ли появиться в случае санкций на НКЦ

«РБК Инвестиции» опросили экспертов, как устроены множественные курсы валюты, в каких странах они существуют и может ли множественный курс появиться в России

Фото: Shutterstock

Что такое множественный курс национальной валюты и как он устроен

Множественный курс — это режим валютного курса, когда обменный курс существенно различается на разных сегментах валютного рынка и для разных валютных операций, пояснил профессор РЭШ Валерий Черноокий.

1. Параллельные курсы под контролем государства

www.adv.rbc.ru

«Обычно это двойная система: официальный курс (для внутренних расчетов, сделок, контрактов, наличного обмена) и внешнеторговый (отдельно для импортеров или экспортеров или обеих категорий одновременно)», — отметил эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Валерий Емельянов. Дополнительно могут устанавливаться ограничения и на других сегментах валютного рынка: на валютной бирже, межбанковском валютном рынке, рынке наличной валюты.

Попытка избежать девальвации национальной валюты и удержать официальный курс на неоправданно завышенном уровне вызывает искусственный дефицит иностранной валюты. В результате центральный банк и правительство вынуждены предоставлять доступ к ее покупке по выгодному официальному курсу только узкому кругу импортеров критической продукции, госучреждений и избранных банков и компаний, рассказал Черноокий.

Множественный курс помогает сберечь резервы и поддерживать комфортную стоимость валюты только для стратегических направлений, как правило, для закупок продовольствия, кроме того, заниженный официальный курс служит успокоением для населения, объяснил Емельянов. Также такие меры помогают снизить нежелательный отток валюты из страны.

«В такой системе всегда есть один или несколько льготных курсов, валюту по которому можно приобрести только на очень узкие цели, например на импорт лекарств, зерна или топлива. Для обеспечения необходимого объема валюты на эти цели практически всегда вводится ее обязательная продажа экспортерами, опять же по невыгодному для них завышенному курсу», — рассказал профессор РЭШ Валерий Черноокий.

2. Рыночный курс

«Есть также рыночный обменный курс, по которому легально или на черном рынке могут приобретать и продавать валюту все остальные. Иногда более выгодный, чем рыночный, курс складывается и на определенных сегментах валютного рынка, доступ к которому может быть искусственно ограничен, например на межбанковском валютном рынке», — сказал профессор РЭШ.

Емельянов из «БКС Мир инвестиций» напомнил, что помимо множественного курса может существовать серый, как на Кубе, или черный рынок валюты, как в позднем СССР: «Там курсы доллара и других твердых валют, как правило, выше и официальных, и экспортно-импортных. Серые и черные схемы появляются, если существует запрет на свободный обмен валют».

В этом случае предприятия, импортеры и физические лица, не имеющие льгот, могут быть вынуждены приобретать валюту по невыгодному рыночному курсу, в том числе на черном валютном рынке, сказал Черноокий.

Фото: Shutterstock

В каких странах существуют множественные курсы и как они устроены

Чаще множественные курсы возникают в странах, столкнувшихся с кризисом платежного баланса и испытывающих недостаток валютных резервов.

«В прежние годы двойной курс применялся в некоторых странах Латинской Америки, но только в переходный период как временная мера. Единственное государство в регионе, где сохранился двойной режим, — это Куба. Есть обычный (внутренний) и конвертируемый (для внешних расчетов) песо, который более чем в 20 раз дороже внутреннего. По факту внутренний курс — просто «витринный» образец, купить по нему доллары внутри страны нереально, хотя по закону это возможно», — рассказал Емельянов из «БКС Мир инвестиций».

«В настоящее время система множественных валютных курсов сохраняется в ряде развивающихся стран, столкнувшихся с серьезными экономическими кризисами, таких как Венесуэла, Ливан, Нигерия или Бангладеш. Богатый опыт с множественностью курсов имеет Республика Беларусь, где эта пагубная для экономики система сложилась в 1995–2000 годах и во время валютного кризиса 2011 года», — отметил профессор РЭШ Валерий Черноокий.

Крупнейшая валюта с двойным курсом на сегодня — это нигерийская найра: для зарубежных расчетов курс доллара к найре примерно на четверть выше, чем официальный, который путем интервенций устанавливает местный центральный банк, пояснил Емельянов.

Китайский юань также присутствует на двух рынках: оншорном (или материковом; код CNY) и офшорном (в Гонконге; код CNH). Оншорную валюту можно обменять на офшорную по курсу 1:1. В образовании обменного курса основную роль играет оншорный юань (CNY). Офшорный курс (CNH) с 2009 года торгуется на Гонконгской бирже и является свободно плавающим, но следует в колебаниях за континентальной валютой. Его цель состоит в том, чтобы упростить инвестирование в Китай и перемещение денег за пределы материкового Китая.

Фото: Shutterstock

«Самый яркий пример множественных валютных курсов — Иран. Там было создано несколько валютных курсов: рыночный, официальный и NIMA. Официальный фиксированный курс субсидируется, его имеют право использовать иранские компании, которые импортируют жизненно важные товары — лекарства, пшеницу, мясо. NIMA — это система, обеспечивающая продажу валюты для возвращения в экономический оборот страны определенной ее части, которую экспортеры получают от внешнеторговых операций. Курс NIMA ниже рыночного, но выше официального. При этом курс иранской валюты на черном рынке составляет около 263 тыс. риалов за наличный доллар», — рассказал аналитик ФГ «Финам» Александр Потавин.

По данным на 13 октября, Центральный банк Ирана (CBI) объявил официальный курс — 42 тыс. иранских риалов за $1. Цена $1 по системе NIMA, предназначенной для продажи определенного процента иностранной валюты, полученной от экспорта, составляла 272 319 риалов. На черном рынке 13 октября $1 стоил от 323 тыс. до 326 тыс. риалов. Также существует система SANA, введенная Центральным банком Ирана в пунктах обмена валюты: цена $1 составляла на 13 октября 287 322 риала.

Негативное влияние на экономику

«Система множественных курсов приводит к серьезным искажениям в работе валютного рынка и экономики в целом. По сути, она является механизмом перекрестного субсидирования избранных импортеров, компаний и банков за счет экспортеров и других участников валютного рынка, не имеющих доступа к льготному курсу», — считает Черноокий. Он отметил, что это негативно влияет на экспорт и экономическую активность и усугубляет проблемы с притоком валюты, изначально вызвавшие появление множественного курса, а не решает их: «Такая система создает благоприятную среду для коррупции».

Возможно ли появление множественного курса российского рубля?

Экономических причин для введения системы множественного курса в России нет: страна не испытывает серьезных проблем с платежным балансом. Высокие цены на нефть и резкое сокращение импорта, наоборот, вызвали значительный приток иностранной валюты и укрепление рубля, отметил профессор РЭШ Валерий Черноокий.

«Потребность в двойном курсе может появиться, если возникнет угроза экспорта инфляции из-за рубежа. Пока этого нет. Импорт придавлен, искусственно занижать курс доллара для субсидирования каких-то социально значимых отраслей, например фармацевтики или текстиля, нет необходимости. Есть проблемы у автопрома и авиации, но им можно помочь более точечно и там проблема не в валютном курсе», — считает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Валерий Емельянов.

Экспорт инфляции — распространение инфляции из одних стран в другие, возникающее в результате экономических отношений, посредством денег, цен.

Однако Емельянов допустил появление специального курса для экспортеров, поскольку это соответствует последним решениям об ужесточении налогового режима для экспортеров и могло бы решить проблему с ростом дефицита бюджета. Компании могут обязать сдавать выручку по фиксированному завышенному курсу доллара по аналогии с системой NIMA в Иране.

«Летом этого года некоторые высокопоставленные чиновники высказывались на тему того, что российским экспортерам не нужен слишком крепкий курс рубля, поскольку он убивает рентабельность бизнеса поставок российских товаров за рубеж», — подтверждает аналитик ФГ «Финам» Александр Потавин. Первый вице-премьер Андрей Белоусов в середине июня называл комфортным для российской промышленности курс от ₽70 до ₽80 за доллар.

Фото: Shutterstock

Что будет с курсом рубля в случае санкций против НКЦ

Однако западные санкции против Национального клирингового центра (НКЦ) и Мосбиржи могут сделать технически невозможным проведение биржевых валютных операций с долларом и евро: в этом случае биржевая торговля данными валютами остановится, а все операции с ними перейдут на внебиржевой рынок.

НКЦ выступает посредником в сделках с валютой на бирже, а также проводит взаиморасчеты по операциям — проверяет данные транзакций, корректирует их, регистрирует, переводит средства сторонам сделок. На счетах НКЦ учитывается валюта, которой пользуются российские резиденты.

Официальный курс рубля в случае санкций против НКЦ останется рыночным и будет определяться через кросс-котировки «дружественных» валют либо на основе котировок межбанковского валютного рынка, рассказал Черноокий. Он добавил, что ситуация отличается для рынка наличной валюты, где ограничения на ввоз наличных долларов и евро могут вызывать серьезные отклонения наличного курса от безналичного.

Банк России подготовил проект о формировании официального курса валют к рублю. Если сейчас учитываются только данные биржевых торгов, то в случае их отсутствия ЦБ предлагает использовать данные по сделкам на межбанковском валютном рынке и данные внебиржевых торгов на цифровых платформах.

«Что касается возможных санкций против НКЦ, то это не связанная напрямую история. Последние 15 лет валютный рынок в России был биржевым, но это исключение, а не правило. Так было удобнее для регулятора, и в целом биржевые торги, конечно, прозрачнее», — считает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Валерий Емельянов.

Но, по его словам, биржевые торги и расчеты через НКЦ в условиях санкций могут стать проблемой, поэтому сейчас принимается решение плавно возвращаться к классическому межбанковскому рынку: «Так это работает в большинстве стран мира и никаких проблем не вызывает. Курс в России может остаться единым, просто источником данных будут сделки, заключаемые крупнейшими банками друг с другом напрямую через внебиржевой терминал».

«Возможно, в случае отсутствия единой биржевой площадки в стране будет функционировать несколько курсов валют: для экспортеров, для импортеров, для населения в пунктах обмена. Не исключено, что в случае дальнейшего ухудшения ситуации в экономике и на рынках капитала официальные курсы будут назначаться административным порядком», — допустил аналитик ФГ «Финам» Александр Потавин.

Валютный курс и конкурентоспособность экономики – Информационно-аналитическая система Росконгресс

Исследование

01.05.2017

Реальный валютный курс является отражением уровня развития экономики и ее структуры. Укрепление валютного курса — нормальный процесс для стран «догоняющего» развития, нацеленных на уменьшение своего отставания. Конкуренция за счет искусственного занижения курса национальной валюты — это ценовой демпинг, который не стимулирует рост качества и эффективности производства, благосостояния населения. Опираться на эту политику в средне- и долгосрочной перспективе означает участвовать в гонке на понижение заработных плат с бедными странами с избытком дешевой рабочей силы. Это будет требовать все более сильного занижения реального валютного курса и заработных плат, низких стандартов потребления.

В современном мире глобальных производственных цепочек валютный курс перестает быть источником конкурентоспособности для растущего числа товаров. Большая редкость, если промышленный товар целиком и полностью разрабатывается и производится только в одной стране. Конкуренция в современном мире смещается в сторону конкуренции по качеству, технологичности и имиджу товара. Попытки страны конкурировать только по цене в конечном итоге приведут к увеличению технологического отставания.

Возникает риск, что рост производства при занижении курса не будет сопровождаться ростом благосостояния и будет неустойчивым. В современном мире устойчивый рост благосостояния страны требует встраивания в глобальные производственные цепочки на все более высоком уровне создания добавленной стоимости, где уровень курса национальной валюты имеет второстепенное значение.

Источник

Центральный банк Российской Федерации

Дата выхода

01.05.2017

Темы

Банковский бизнесДенежно-кредитная политикаЦепочки добавленной стоимости

Сессии на тему

29 июня, 10:00

Открытый диалог «О правовых проблемах, возникающих при рассмотрении споров потребителей финансовых услуг с финансовыми организациями»

Х Петербургский международный юридический форум

Банковский бизнесСтраховой рынокФинансовый рынок

7 сентября, 10:00

Будущее отраслей: где мы впереди, где мы позади и почему?

Восточный экономический форум – 2022

ИмпортозамещениеЦепочки добавленной стоимостиЭкономический прогресс

Аналитика на тему

Аналитический дайджест

13. 01.2020

Обзор итогов XXVIII Международного финансового конгресса

Фонд Росконгресс представляет обзор итогов XXVIII Международного финансового конгресса. Описания сессий подготовлены специалистами в области финансов Санкт-Петербургского государственного экономического университета, которые осуществляли экспертно-аналитическое сопровождение конгресса. В издание вошли подробные описания ключевых дискуссий конгресса.

Исследование

18.04.2019

Краткое описание российского рынка облигаций

Эксперты Аналитического Кредитного Рейтингового Агентства (АКРА) совместно с китайским рейтинговым агентством Golden Credit Rating International Co., Ltd подготовили исследование российского рынка облигаций. В работе обозначены текущая структура рынка, его история и предпосылки для дальнейшего развития.

Исследование

06.11.2020

Предпочтения розничных клиентов в банковской сфере России

Специалисты Deloitte провели исследование, целью которого было изучить, какими розничными банками в России клиенты пользуются чаще всего и в чем особенности их потребительских предпочтений.

Объяснение поведения обменного курса | НБЕР

Репортер:
№ 2, июнь 2003 г.

Подписаться

Мензи Чинн

Делиться

Твиттер

LinkedIn

Эл. адрес

В эпоху, характеризующуюся все более интегрированными национальными экономиками, обменный курс является ключевой относительной ценой в странах с открытой экономикой. Таким образом, большое внимание было уделено характеристике его поведения. К сожалению, неясно, насколько успешным было предсказание этой критической относительной цены. Как недавно было замечено, «может быть больше прогнозов обменных курсов, с меньшим успехом, чем почти любая другая экономическая переменная». 1 Хотя эта характеристика может быть весьма уместной — к этому я вернусь позже — она не должна мешать нам пытаться идентифицировать эмпирические детерминанты обменных курсов, деятельность, не связанную с прогнозированием обменных курсов.

Влияние изменений производительности

Первая основная линия исследования, которой я следовал, связывает изменения производительности с изменениями номинального и реального обменных курсов. Существует длинная и почтенная литература, которая теоретически связывает эти две переменные, в первую очередь связанные с Балассой и Самуэльсоном. 2 В этих моделях различия в уровне производительности между торгуемым и неторгуемым секторами влияют на относительные цены на эти товары. Кроме того, при выравнивании цен на торгуемые товары в общей валюте это повлияет на реальные обменные курсы, которые включают цены на неторгуемые товары.

Послевоенная иена была традиционным кандидатом для объяснения с помощью модели этого типа. 3 Кроме того, модель обычно применяется к странам, переживающим быстрый рост, поскольку такой рост часто связан с быстрым изменением производительности в торгуемой (производственной) отрасли. Следовательно, естественное применение модели — к странам Восточной Азии. К сожалению, данные, необходимые для прямой проверки модели, отсутствуют. Вместо этого большинство анализов полагаются на наблюдения за относительными ценами, чтобы сделать вывод об обоснованности подхода. Чтобы провести прямое тестирование, я собрал данные о занятости и выпуске по конкретным секторам для Китая, Индонезии, Японии, Кореи, Малайзии, Филиппин, Сингапура, Тайваня и Таиланда и оценил предполагаемые взаимосвязи. Свидетельства временных рядов не поддерживали модель, за исключением нескольких случаев. Использование методов панельной регрессии, адаптированных к постоянным временным рядам, 4 Я считаю, что эта модель применима к ряду стран, включая Индонезию, Японию, Корею, Малайзию и Филиппины. 5 Частично причина ограниченного объема результатов может заключаться в том, что измеренные цены на продаваемые товары, по-видимому, не уравниваются, особенно когда цены относятся к наборам товаров, которые быстро меняются. Ведь состав экспорта Малайзии сегодня мало похож на тот, что был сорок лет назад.

Интересно, что есть некоторые свидетельства того, что эффект производительности распространяется даже на более развитые страны. Луис Д. Джонстон и я изучили уровни производительности в конкретных секторах в 14 странах ОЭСР. Используя методы панельной коинтеграции, мы обнаружили, что уровни производительности в долгосрочной перспективе действительно влияют на уровни реального обменного курса доллара, хотя значение имеют и другие факторы. Эти другие факторы включали государственные расходы и условия торговли. В тесно связанной статье мы обнаружили, что те же выводы справедливы для взвешенных по торговле реальных обменных курсов ОЭСР. 6

Совсем недавно Рон Алквист и я исследовали поведение обменного курса евро/доллар, черпая вдохновение из обширной литературы, в которой сила доллара и слабость евро приписывались различным перспективам ускоренного роста производительности. темпы роста, связанные с распространением Новой экономики. Используя совокупные данные о производительности с 1985 по 2001 год, мы обнаружили, что производительность тесно связана с курсом евро к доллару. Один из парадоксов результатов заключается в том, что, согласно оценкам, каждый процентный пункт увеличения разницы в производительности между Соединенными Штатами и странами еврозоны приводит к реальному повышению курса доллара в пределах от 2 до 5 процентов. В то время как в других исследованиях были обнаружены эффекты аналогичного характера, их величина несколько больше, чем было обнаружено ранее. Кроме того, трудно, хотя и не невозможно, теоретически обосновать величину эффекта. Комбинация побочных эффектов спроса и повышения производительности, применительно к технологиям, используемым в Соединенных Штатах, является одной из интерпретаций. 7

Переоценка

Модели паритета покупательной способности или гипотеза Балассы-Самуэльсона, естественно, позволяют определить, является ли валюта «переоцененной» или иным образом несоответствующей. Действительно, одним из следствий гипотезы Балассы-Самулесона является то, что стандартная практика измерения несоосностей как отклонений от линейных трендов, скорее всего, приведет к вводящим в заблуждение выводам. В работе, которую я проводил после кризисов 1997-1998 годов, я задавался вопросом, были ли валюты Восточной Азии завышены, учитывая возможность того, что стандартная практика применялась ненадлежащим образом.

Долгосрочная взаимосвязь между обменными курсами и относительными ценами существует для всех валют по отношению как минимум к одной базовой валюте (доллару или иене) или дефлятору цен (ИПЦ или ИЦП). Мои результаты показывают, что малайзийский ринггит, филиппинское песо и таиландский бат были переоценены за месяц до девальвации бата в июле 1997 года. С другой стороны, индонезийская рупия, корейская вона и сингапурский доллар оказались недооцененными. Из этих результатов подразумеваемая недооценка рупии и воны является наиболее нелогичной, поскольку эти две валюты резко упали в цене. Следовательно, широко распространенное мнение о том, что завышенный курс валюты был причиной каждого валютного кризиса в Восточной Азии, не заслуживает доверия (хотя завышенный курс, вероятно, сыграл определенную роль).

Поведение реального обменного курса и рыночные характеристики

Большое количество работ было направлено на то, чтобы охарактеризовать корректировку реального обменного курса по отношению к его долгосрочной стоимости. Часто считается, что долгосрочный реальный обменный курс устанавливает равные цены идентичных наборов товаров, если они выражены в общей валюте; это условие часто называют паритетом покупательной способности. Загадка возникает из-за стилизованного факта, что корректировка занимает больше времени, чем можно объяснить жесткими ценами. 8 Инь-Вонг Чунг, Эйдзи Фуджи и я объединяем литературу по реальным обменным курсам с литературой по факторам промышленной организации, предложенной в новокейнсианской литературе. 9 Мы рассчитываем реальные обменные курсы по секторам (например, для химических веществ или готовых металлических изделий) и связываем скорость, с которой эти реальные обменные курсы возвращаются к своим долгосрочным значениям, с характеристиками этих секторов , в том числе объем внутриотраслевой торговли, размер разницы между ценой и себестоимостью (опосредованная мера степени взаимозаменяемости товаров) и другие факторы, считающиеся важными, включая расстояние, волатильность обменного курса и темпы инфляции.

Эконометрические результаты свидетельствуют в пользу гипотезы о том, что несовершенство рынка связано с высокой устойчивостью отклонений от паритета покупательной способности. В целом два показателя несовершенства рынка — маржа цена-затраты и индекс внутриотраслевой торговли — имеют большое значение для различных спецификаций и оказывают положительное влияние на постоянство реального обменного курса. Надежность эффектов структуры рынка резко контрастирует с результатами, относящимися к макроэкономическим переменным, которые могут давать оценки коэффициентов, которые варьируются в зависимости от спецификации модели и иногда имеют знак, отличный от того, что предсказывает теория. В целом, наш анализ обнаруживает положительные свидетельства влияния структуры рынка на постоянство реального обменного курса.

Процентные ставки, обменные курсы и ожидания

Обычный метод прогнозирования цен на активы использует рыночные индикаторы. Например, фьючерсные цены часто указываются как прогнозы сырьевых товаров. Форвардные курсы — соглашения, установленные сегодня для торговли валютами в будущем, — кажутся идеальным индикатором будущего обменного курса. Эквивалентно, в соответствии с условием прибыли без арбитража, когда финансовый капитал может свободно перемещаться, форвардный курс равен текущему обменному курсу, скорректированному на процентную разницу. В действительности форвардные курсы для валют развитых стран обычно предсказывают будущие курсы спот; действительно, когда разница в процентных ставках указывает на обесценивание доллара, доллар в среднем укрепляется. Этот хорошо известный факт побудил Джеффри Франкеля и Кеннета Фрута использовать данные опроса, чтобы оценить, связано ли это смещение для основных валют с наличием премии за риск или с предвзятыми ожиданиями. В двух важных работах они пришли к выводу, что ожидания участников рынка были предвзятыми, и, кроме того, было мало доказательств того, что предвзятость форвардного курса была вызвана наличием премии за валютный риск. 10 Франкель и я изучили большее количество валют и снова обнаружили доказательства предвзятых ожиданий по 25 валютам за трехлетний период. 11 Интересно, что при изучении смещения форвардного курса в более широком наборе валют (17) мы находим несколько больше доказательств в пользу премии за валютный риск. 12 В той мере, в какой кто-то считает, что такие премии за риск возникают из-за дифференцированного характера облигаций, выпущенных отдельными правительствами, результат имеет смысл. Например, облигации США и Германии могут быть более заменяемыми, чем облигации США и Швеции.

Гай Мередит и я 13 выясняем, указывают ли дифференциалы процентных ставок в неправильном направлении для изменений обменного курса для горизонтов, намного более длинных, чем обычно изучаемые: пять и десять лет по сравнению с одним месяцем или одним годом, которые использовались в более ранних исследованиях. Мы обнаруживаем, что на этих горизонтах эта извращенная корреляция в значительной степени исчезает. Хотя этот вывод кажется устойчивым к ряду вариаций, его статистическая значимость оспаривается, учитывая небольшое количество независимых наблюдений в постбреттон-вудскую эпоху (например, пять неперекрывающихся пятилетних горизонтов). Следовательно, мы используем панельные регрессии и подтверждаем вывод.

Интерпретация этих результатов осложняется отсутствием согласия относительно происхождения смещения форвардного курса. Мы предлагаем модель, в которой шоки отношения паритета процентных ставок (возможно, из-за шумных трейдеров) подстегивают функцию реакции центрального банка, которая служит для того, чтобы обменные изменения отрицательно коррелировали с процентными дифференциалами. Поскольку центральные банки могут контролировать только краткосрочные процентные ставки, эффект наиболее заметен на краткосрочных горизонтах. Поскольку долгосрочные процентные ставки представляют собой средневзвешенное значение краткосрочных процентных ставок, эффект приглушается на более длинных горизонтах. Дальнейшие исследования могут пролить свет на альтернативные объяснения.

Что думают участники рынка?

Ранее упомянутая работа использует эмпирические методы для выявления детерминант движения обменного курса. Взяв другой подход, мы с Ченгом проводим исследование валютных трейдеров в Соединенных Штатах. 14 Наши результаты показывают, что: более половины респондентов рынка считают, что крупные игроки доминируют на рынках доллар-фунт и доллар-швейцарский франк, а техническая торговля лучше всего характеризует около 30 процентов трейдеров, причем эта доля выросла по сравнению с пятью годами ранее. . Ответы также свидетельствуют о том, что новости о макроэкономических переменных быстро включаются в обменные курсы, хотя относительная важность отдельных макроэкономических переменных со временем меняется. Наконец, экономические фундаментальные показатели оказываются более важными в долгосрочной перспективе, в то время как краткосрочные отклонения обменных курсов от их фундаментальных показателей объясняются чрезмерными спекуляциями и манипулированием институциональными клиентами/хедж-фондами.

Возможно, что неудивительно, учитывая смешанные результаты в отношении паритета покупательной способности, трейдеры не считают условие паритета полезной концепцией, даже несмотря на то, что значительная часть из них считает, что оно влияет на обменные курсы на горизонте более шести месяцев. Интересно, что эти конкретные находки, по-видимому, не привязаны к конкретному месту. Ян В. Марш, Ченг и я провели аналогичный опрос британских валютных дилеров в 1998 году. 15 Мы подтверждаем, что многие из этих характеристик также относятся к этому рынку. Более того, мы обнаруживаем явную неоднородность мнений трейдеров, но невозможно объяснить источник этих разногласий с точки зрения институциональной детализации, ранга или торговой техники (например, технические аналитики против фундаменталистов).

Предсказуемы ли обменные курсы?

Один из ключевых вопросов, преобладающих в эмпирической литературе, заключается в том, можно ли предсказать обменные курсы. Предыдущие оценки определения номинального обменного курса были сосредоточены на узком наборе моделей, как правило, образца 1970-х годов. Канонические статьи в этой литературе принадлежат Мизу и Рогоффу, которые исследовали монетарные модели и модели баланса портфеля. 16 В этих документах был установлен стилизованный факт о том, что чрезвычайно трудно превзойти случайное блуждание на последовательной основе. Последующие работы Марка, Чинна и Миза опровергли эти результаты, но только в долгосрочной (три или четыре года) перспективе. 17

В последнее время в нескольких исследованиях была проведена переоценка результатов по дальнему горизонту. Фауст, Роджерс и Райт утверждают, что успех долгосрочных регрессий зависит от конкретного периода времени, исследованного Марком, Чинном и Мизом. 18 В работе, написанной в соавторстве с Чеунгом и Паскуалем, 19 , я также пересматриваю прогнозы обменного курса. Используя более широкий набор моделей, которые были предложены в последнее десятилетие — паритет процентных ставок, модели, основанные на производительности, и составную спецификацию, включающую модели жесткой цены, производительности и баланса портфеля — мы сравниваем эти модели с эталоном, Монетарная модель липкой цены Дорнбуша-Франкеля.

Мы изучаем эффективность модели на различных горизонтах прогнозирования (1 квартал, 4 квартала, 20 кварталов) с использованием различных показателей (среднеквадратичная ошибка, направление изменения), а также теста «согласованности», предложенного Ченгом и Чинном. 20 Около половины оценок основаны на спецификациях, в которых используется современная информация (то есть прогноз на декабрь 2000 г. использует данные за декабрь 2000 г. по переменным в правой части), в то время как половина использует только запаздывающую информацию (то есть декабрь 2000 г.). прогноз использует данные либо за квартал, либо за год, либо за 5 лет до этого.) Следовательно, половина наших спецификаций находится в большом информационном недостатке.

Мы обнаружили, что ни одна модель не превосходит случайное блуждание по общепринятому показателю среднеквадратичной ошибки. Однако по измерению направления изменения некоторые структурные модели действительно превосходят случайное блуждание со статистической значимостью. Мы также обнаруживаем, что процентные ставки достаточно хорошо предсказуемы, хотя и только на самом длинном горизонте.

Эти прогнозы привязаны к фактическим значениям валютных курсов в долгосрочной перспективе, хотя в большом числе случаев эластичность прогнозов по отношению к фактическим значениям отлична от единицы. В целом, мы обнаружили, что комбинации модель/спецификация/валюта, которые хорошо работают в один период, не обязательно хорошо работают в другой период. 21

Хотя результаты не очень положительные, они предполагают, что по некоторым параметрам структурные модели обладают предсказательной силой. И важно признать, что мы поставили колоду против этих моделей, обладающих хорошей предсказательной силой, поскольку половина наших оценок не опирается на актуальную информацию. Таким образом, в то время как полезные модели прогнозирования остаются труднодостижимыми, идентификация ключевых эмпирических факторов остается продуктивной, хотя и сложной задачей.

НБЭР Сегодня

Об авторе(ах)

Endnotes

1. Алан Гринспен, Показания полугодового отчета Совета Федеральной резервной системы о денежно-кредитной политике Конгрессу, в Комитете по банковским, жилищным и городским делам Сената США, 16 июля 2002 г.
См.: ⤴︎

2. Б. А. Баласса, «Доктрина паритета покупательной способности: переоценка», , Журнал политической экономии, , 72 (1964), стр. 584–96; и П. А. Самуэльсон, «Теоретические заметки по проблемам торговли», стр. 9.0027 Обзор экономики и статистики, 46 (1964), стр. 145-54. См. ⤴︎

3. См. M. D. Chinn, «Whither the Yen? Implications of an Intertemporal Model of the Yen/Dollar Rate», Journal of the Japanese and International Economies , 11 (2) (июнь 1997 г.), стр. 228-46. См. ⤴︎

4. Это методы панельной регрессии, адаптированные к данным, которые следуют процессам единичного корня. См., например, P. Pedroni, «Purchasing Power Parity in Cointegrated Panels», Review of Economics and Statistics 9.0028, 83 (4) (2001), стр. 727-31. См. ⤴︎

5. M. D. Chinn, «The Usual Suspects? Productivity and Demand Shocks and Asia-Pacific Real Exchange Rates», NBER Working Paper 6108, July 1997, and in Review of International Economics , 8 (1) ( февраль 2000 г. ), стр. 20-43. См. ⤴︎

6. М. Д. Чинн и Л. Д. Джонстон, «Уровни реальных обменных курсов, потрясения производительности и спроса: данные группы из 14 стран», Рабочий документ NBER 5709, август 1996 г.; и М. Д. Чинн, «Производительность сектора, государственные расходы и реальные обменные курсы: эмпирические данные для стран ОЭСР», Рабочий документ NBER 59.43, февраль 1997 г., и в Equilibrium Exchange Rates , R. MacDonald and JL Stein, eds., Boston: Kluwer Academic Publishers, 1999, стр. 163-90. См. ⤴︎

7. R. Alquist and M.D. Chinn, «Productivity and the Euro-Dollar Exchange Rate Puzzle», NBER Working Paper 8824, March 2002. См. ⤴︎

по ППС и долгосрочным реальным обменным курсам», под редакцией Г. М. Гроссмана и К. С. Рогоффа, Handbook of International Economics , Том. III, Amsterdam: North-Holland, 1995. См. ⤴︎

9. Y. Cheung, M.D. Chinn, and E. Fujii, «Market Structure and the Persistence of Sectoral Real Exchange Rates», NBER Working Paper 7408, October 1999; также «Структура рынка и устойчивость отраслевых отклонений от паритета покупательной способности», International Journal of Finance and Economics , 6 (2) (апрель 2001 г. ), стр. 95-114. См. ⤴︎

10. Франкель Дж. А. и Фрут К. А., «Использование данных опроса для проверки стандартных предположений относительно ожиданий обменного курса», American Economic Review , 77 (1) (март 1987 г.), стр. 133-53; и «Предвзятость форвардного дисконта: это премия за валютный риск?» Quarterly Journal of Economics , 104 (1) (февраль 1989 г.), стр. 139–61.
См. ⤴︎

11. М. Д. Чинн и Дж. А. Франкель, «Модели в прогнозах обменных курсов для 25 валют», Рабочий документ NBER 3807, декабрь 1994 г., и «Являются ли предвзятые ожидания обменных курсов? Тесты для поперечного сечения 25 валют, Журнал денег, кредита и банковского дела , 26 (4) (ноябрь 1994 г.), стр. 759-70.
См. ⤴︎

12. Франкель Дж. А. и Чинн М. Д., «Ожидания обменного курса и премия за риск: тесты для поперечного сечения 17 валют», Рабочий документ NBER 3806, август 1991 г., и Review of International Economics , 1 (2) (июнь 1993 г.), стр. 136–44. Некоторые из этих результатов обновлены в статье М. Д. Чинна и Дж. А. Франкеля, «Данные обследования ожиданий обменного курса: больше валют, больше горизонтов, больше тестов», в книге У. Аллена и Д. Дикинсона, под ред. Денежно-кредитной политики, потоков капитала и финансовых операций. Развитие рынка в эпоху финансовой глобализации: очерки в честь Макса Фрая, Лондон: Routledge, 2002, стр. 145–67. Перейти к ⤴︎

13. Г. Мередит и М. Д. Чинн, «Длинный горизонт, непокрытый паритет процентных ставок», Рабочий документ NBER 6797, ноябрь 1998 г.
См. ⤴︎

14. Ю. Ченг и М. Д. Чинн, «Макроэкономические последствия убеждений и поведения валютных трейдеров», Рабочий документ NBER 7417, ноябрь 1999 г.; и «Traders, Market Microstructure and Exchange Rate Dynamics», рабочий документ NBER 7416, ноябрь 1999 г., опубликованный как «Traders and Exchange Rate Dynamics: A Survey of the U.S. Market», Journal of International Money and Finance , 20 (4) (август 2001 г.), стр. 439–71. См.: ⤴︎

15. Ю. Чеунг, М. Д. Чинн и И. В. Марш, «Как британские валютные дилеры думают, что их рынок работает?» Рабочий документ NBER 7524, февраль 2000 г. См. ⤴︎

16. Р. Миз и К. С. Рогофф, «Эмпирические модели обменного курса семидесятых годов: подходят ли они вне выборки?» Journal of International Economics , 14 (1983), стр. 3-24; и «Отказ эмпирических моделей обменного курса вне выборки: ошибка выборки или неправильная спецификация?» в Дж. А. Френкеле, изд., Обменные курсы и международная макроэкономика , Чикаго: University of Chicago Press, 1983, стр. 67-105. См. ⤴︎

17. Н. С. Марк, «Обменные курсы и основные принципы: данные о долгосрочной предсказуемости», , American Economic Review, , 85 (1995), стр. 201–18; и М. Чинн и Р. Миз, «Ориентация на валютные прогнозы: насколько предсказуемы изменения в деньгах?» Journal of International Economics , 38 (1-2) (1995), стр. 161-78. См. ⤴︎

18. Дж. Фауст, Дж. Роджерс и Дж. Райт, «Прогнозирование обменного курса: ошибки, которые мы действительно совершили», доклад, представленный на конференции «Эмпирические модели обменного курса», Университет Висконсина, сентябрь. 28-29, 2001. Готовится к публикации в Journal of International Economics . Обнаружение длинного горизонта было восстановлено в панельном контексте; см. Н. К. Марк и Д. Сул, «Номинальные обменные курсы и основы денежного обращения: данные небольшой постбреттон-вудской комиссии», Journal of International Economics , 53 (1), февраль 2001 г., стр. 29–52. См. ⤴︎

19. Ю. Чеунг, М. Д. Чинн и А. Г. Паскуаль, «Эмпирические модели обменного курса девяностых: годятся ли они для выживания?» Рабочий документ NBER 9393, декабрь 2002 г. См. ⤴︎

20. Ю. Чеунг и М. Д. Чинн, «Интеграция, коинтеграция и прогнозируемая согласованность структурных моделей обменного курса», Journal of International Money and Finance , 17 (5) (1998). ), стр. 813-30.
См. ⤴︎

21. Эти результаты подтверждены в соответствующей статье, в которой также оценивается соответствие в выборке. См. Ю. Чеунг, М. Д. Чинн и А. Г. Паскуаль, «Что мы знаем о недавних моделях обменного курса? Оценка эффективности в выборке и вне выборки», мимео (октябрь 2002 г. ), готовится к печати в P. DeGrauwe, ed. , Экономика обменного курса: где мы находимся? Кембридж: MIT Press для CESifo. Перейти к ⤴︎

Курсовая политика | Микроэкономика

Цели обучения

  • Различия между плавающим обменным курсом, мягкой привязкой, жесткой привязкой и объединенной валютой
  • Определите компромиссы, связанные с плавающим обменным курсом, мягкой привязкой, жесткой привязкой и объединенной валютой

Поскольку изменения обменных курсов имеют макроэкономические последствия для экономики страны, страны должны подумать о том, какую политику обменного курса им следует проводить. Курсовая политика принимает различные формы, перечисленные на рис. 1: обменный курс определяется валютным рынком; пусть рынок большую часть времени устанавливает значение обменного курса, но центральный банк иногда вмешивается, чтобы предотвратить колебания, которые кажутся слишком большими; заставить центральный банк гарантировать определенный обменный курс; или поделиться валютой с другими странами. Давайте обсудим каждый тип курсовой политики и ее компромиссы.

Рисунок 1. Спектр курсовой политики. Страна может принять один из множества режимов обменного курса, от плавающих курсов, при которых валютный рынок определяет курсы, до фиксированных курсов, когда правительства вмешиваются для управления стоимостью обменного курса, до общей валюты, когда страна принимает валюта другой страны или группы стран.

Плавающие обменные курсы

Политика, позволяющая валютному рынку устанавливать обменные курсы, называется0211 плавающий обменный курс . Доллар США имеет плавающий обменный курс, как и валюты примерно 40% стран мировой экономики. Основная проблема этой политики заключается в том, что обменные курсы могут сильно измениться за короткое время.

Рассмотрим обменный курс США, выраженный в другой достаточно стабильной валюте, японской иене, как показано на Рисунке 2 . На 1 января 2002 года обменный курс составлял 133 иены за доллар. 1 января 2005 г. он составлял 103 иены за доллар. 1 июня 2007 г. он составлял 122 иены за доллар, 1 января 2012 г. — 77 иен за доллар, а 1 марта 2015 г. — 120 иен за доллар. Поскольку настроения инвесторов колеблются взад и вперед, что приводит к повышению и понижению обменных курсов, это затрагивает экспортеров, импортеров и банки, участвующие в международном кредитовании. В худшем случае большие колебания обменных курсов могут привести компании к банкротству или спровоцировать банковский крах в масштабах всей страны. Однако даже при умеренном обменном курсе иена/доллар эти колебания примерно на 30 процентов взад и вперед создают стресс для обеих экономик, поскольку фирмы должны изменить свои планы экспорта и импорта, чтобы принять во внимание новые обменные курсы. Особенно в небольших странах, где международная торговля составляет относительно большую долю ВВП, колебания обменного курса могут пошатнуть их экономику.

Рисунок 2. Обменный курс доллара США к японской иене. Даже кажущиеся стабильными обменные курсы, такие как обменный курс японской иены к доллару США, могут меняться при внимательном изучении с течением времени. Эта цифра показывает относительно стабильный курс в период с 2011 по 2013 год. В 2013 году произошло резкое обесценивание иены (по отношению к доллару США) примерно на 14%, а в конце 2014 года также примерно на 14%. (Источник: экономические данные Федеральной резервной системы (FRED) https://research.stlouisfed.org/fred2/series/DEXJPUS)

Тем не менее, колебания плавающих обменных курсов также имеют свои преимущества. В конце концов, цены на товары и услуги растут и падают в условиях рыночной экономики по мере изменения спроса и предложения. Если экономика испытывает сильный приток или отток международного финансового капитала, или имеет относительно высокую инфляцию, или если она испытывает сильный рост производительности, так что покупательная способность меняется по сравнению с другими экономиками, то изменение обменного курса также имеет экономический смысл.

Сторонники плавающего обменного курса часто утверждают, что если бы государственная политика была более предсказуемой и стабильной, то темпы инфляции и процентные ставки были бы более предсказуемыми и стабильными. Обменные курсы также будут меньше колебаться. Лауреат Нобелевской премии экономист Милтон Фридман   (1912–2006), например, написал защиту плавающих обменных курсов в 1962 году в своей книге Капитализм и свобода :

Быть сторонником плавающего обменного курса не означает быть сторонником нестабильного обменного курса. Когда мы поддерживаем систему свободных цен [на товары и услуги] дома, это не означает, что мы одобряем систему, в которой цены резко колеблются вверх и вниз. Нам нужна система, в которой цены могут свободно колебаться, но в которой определяющие их силы достаточно стабильны, так что фактически цены колеблются в умеренных пределах. Это в равной степени относится и к системе плавающих обменных курсов. Конечной целью является мир, в котором обменные курсы, хотя и свободно меняются, на самом деле очень стабильны, потому что базовая экономическая политика и условия стабильны.

Сторонники плавающего обменного курса признают, что да, обменный курс иногда может колебаться. Однако они отмечают, что если центральный банк сосредоточится на предотвращении высокой инфляции или глубокой рецессии при низких и достаточно стабильных процентных ставках, то у обменных курсов будет меньше причин для колебаний.

Использование мягких привязок и жестких привязок

Когда правительство вмешивается в валютный рынок таким образом, что обменный курс его валюты отличается от того, который произвел бы рынок, говорят, что оно установило «привязку» для своей валюты . А мягкая привязка  — это название политики обменного курса, при которой правительство обычно позволяет рынку устанавливать обменный курс, но в некоторых случаях, особенно если кажется, что обменный курс быстро движется в одном направлении, центральный банк вмешиваться в рынок. При жесткой привязке политике обменного курса центральный банк устанавливает фиксированное и неизменное значение обменного курса. Центральный банк может проводить политику мягкой и жесткой привязки.

Предположим, что рыночный обменный курс бразильской валюты, реала, будет составлять 35 центов за реал, при ежедневном объеме торгов на рынке 15 миллиардов реалов, как показано в равновесии E 0 на Рисунке 1(a) и Рисунке 1(б). Однако правительство Бразилии решает, что обменный курс должен составлять 30 центов за реал, как показано на рисунке 1(а). Возможно, Бразилия устанавливает этот более низкий обменный курс в интересах своих экспортных отраслей. Возможно, это попытка стимулировать совокупный спрос за счет стимулирования экспорта. Возможно, Бразилия считает, что текущий рыночный обменный курс выше долгосрочной стоимости реала по паритету покупательной способности, поэтому она сводит к минимуму колебания реала, удерживая его на этом более низком уровне. Возможно, целевой курс был установлен когда-то в прошлом и сейчас поддерживается ради стабильности. Какова бы ни была причина, если центральный банк Бразилии желает удерживать обменный курс ниже рыночного уровня, он должен признать реальность того, что при этом более слабом обменном курсе в 30 центов за реал объем спроса на его валюту в размере 17 миллиардов реалов больше, чем количество поставлено 13 миллиардов реалов на валютном рынке.

Рисунок 3. Привязка обменного курса. (а) Если обменный курс установлен ниже того уровня, который в противном случае был бы равновесным, то объем спроса на валюту превысит объем предложения. (b) Если обменный курс поддерживается выше того, который в противном случае был бы равновесным, то количество предлагаемой валюты превышает количество спроса.

Центральный банк Бразилии может ослабить обменный курс двумя способами. Один из подходов заключается в использовании экспансионистской денежно-кредитной политики 9.0027   , что приводит к снижению процентных ставок. На валютных рынках более низкие процентные ставки снизят спрос и увеличат предложение реалов и приведут к обесцениванию. Этот метод используется нечасто, поскольку снижение процентных ставок для ослабления валюты может противоречить целям денежно-кредитной политики страны. В качестве альтернативы центральный банк Бразилии мог бы торговать напрямую на валютном рынке. Центральный банк может увеличить денежную массу, создавая реалы, использовать реалы для покупки иностранной валюты и избегать продажи собственной валюты. Таким образом, он может заполнить разрыв между количеством спроса и предложения своей валюты.

На рис. 3(b) показана противоположная ситуация. Здесь бразильское правительство желает более сильного обменного курса 40 центов/реал, чем рыночный курс 35 центов/реал. Возможно, Бразилии нужна более сильная валюта для снижения совокупного спроса и борьбы с инфляцией, или, возможно, Бразилия считает, что текущий рыночный обменный курс временно ниже долгосрочного курса. Какова бы ни была причина, при более высоком желательном обменном курсе количество предлагаемых 16 миллиардов реалов превышает количество спроса в 14 миллиардов реалов.

Центральный банк Бразилии может использовать сдерживающую денежно-кредитную политику   для повышения процентных ставок, что увеличит спрос и сократит предложение валюты на валютных рынках и приведет к повышению ее курса. В качестве альтернативы центральный банк Бразилии может торговать напрямую на валютном рынке. В этом случае при избыточном предложении собственной валюты на валютных рынках центральный банк должен использовать резервы иностранной валюты, такие как доллары США, для спроса на свою собственную валюту и, таким образом, вызвать повышение ее обменного курса.

И мягкая, и жесткая привязка требуют, чтобы центральный банк вмешивался в валютный рынок. Однако политика жесткой привязки направлена ​​на постоянное сохранение фиксированного обменного курса. Политика мягкой привязки, как правило, позволяет обменному курсу двигаться вверх и вниз на относительно небольшие суммы в краткосрочной перспективе в несколько месяцев или лет и на большие суммы с течением времени, но направлена ​​​​на избежание экстремальных краткосрочных колебаний.

Попробуйте

Сравнение мягких и жестких колышков

Когда страна решает изменить рыночный обменный курс, она сталкивается с рядом компромиссов. Если он использует денежно-кредитную политику   для изменения обменного курса, он не может одновременно использовать денежно-кредитную политику для решения проблем инфляции или рецессии. Если он использует прямые покупки и продажи иностранной валюты по обменным курсам, то он должен столкнуться с проблемой того, как он будет распоряжаться своими резервами иностранной валюты. Наконец, фиксированный обменный курс может даже вызвать дополнительные колебания обменного курса; например, даже возможность государственного вмешательства в валютные рынки приведет к слухам о том, будет ли и когда будет вмешиваться правительство, и дилеры на валютном рынке отреагируют на эти слухи. Рассмотрим эти вопросы по очереди.

Одной из проблем с политикой привязки обменного курса является то, что она подразумевает, что денежно-кредитная политика страны больше не сосредоточена на сдерживании инфляции или сокращении рецессии, но теперь также должна учитывать обменный курс. Например, когда страна привязывает свой обменный курс, она иногда будет сталкиваться с экономическими ситуациями, когда она хотела бы проводить экспансионистскую денежно-кредитную политику для борьбы с рецессией, но не может этого сделать, потому что эта политика обесценит ее обменный курс и нарушит его жесткую привязку. Используя политику мягкой привязки обменного курса, центральный банк   иногда может игнорировать обменный курс и сосредоточиться на внутренней инфляции или рецессии, но в других случаях центральный банк может игнорировать инфляцию или рецессию и вместо этого сосредоточиться на своей мягкой привязке обменного курса. При политике жесткой привязки внутренняя денежно-кредитная политика фактически больше не определяется внутренней инфляцией или безработицей, а только тем, какая денежно-кредитная политика необходима для удержания обменного курса на жестком уровне.

Еще одна проблема возникает, когда центральный банк вмешивается непосредственно в рынок валютных курсов. Если центральный банк окажется в ситуации, когда он постоянно создает и продает свою собственную валюту на валютных рынках, он будет покупать валюту других стран, например доллары США или евро, для хранения в качестве резервов .  Удержание больших резервов в других валютах сопряжено с альтернативными издержками ,  и центральные банки не захотят увеличивать такие резервы без ограничений.

Кроме того, центральный банк, вызывающий значительное увеличение денежной массы, также рискует вызвать инфляционный всплеск совокупного спроса. И наоборот, когда центральный банк хочет купить свою собственную валюту, он может сделать это, используя свои резервы международной валюты, такой как доллар США или евро. Но если у центрального банка заканчиваются такие резервы, он больше не может использовать этот метод для укрепления своей валюты. Таким образом, покупка иностранной валюты на валютных рынках может быть дорогой и инфляционной, а продажа иностранной валюты может работать только до тех пор, пока у центрального банка не закончатся резервы.

Еще одна проблема заключается в том, что когда правительство привязывает свой обменный курс, оно может непреднамеренно создать еще одну причину дополнительных колебаний. С помощью политики мягкой привязки валютные дилеры и международные инвесторы реагируют на каждый слух о том, как или когда центральный банк может вмешаться, чтобы повлиять на обменный курс, и по мере того, как они реагируют на слухи, обменный курс будет меняться вверх и вниз. Таким образом, даже несмотря на то, что цель политики мягкой привязки состоит в том, чтобы уменьшить краткосрочные колебания обменного курса, существование этой политики — когда ожидается на валютном рынке — может иногда усиливать краткосрочные колебания, поскольку международные инвесторы пытаются предвидеть как и когда центральный банк будет действовать. В следующем разделе обсуждается влияние  международные потоки капитала — капитал, перетекающий через национальные границы либо в виде портфельных инвестиций, либо в виде прямых инвестиций.

КАК НАЛОГИ ТОБИНА КОНТРОЛИРУЮТ ПОТОК КАПИТАЛА?

Некоторые страны, такие как Чили и Малайзия, стремились уменьшить колебания обменных курсов, ограничивая приток и отток международного финансового капитала. Эта политика может осуществляться либо посредством целевых налогов, либо посредством нормативных актов.

Налоги на международные потоки капитала иногда называют  Налоги Тобина , названные в честь Джеймса Тобина, лауреата Нобелевской премии по экономике 1981 года, который предложил такой налог в лекции 1972 года. Например, правительство может обложить налогом все операции с иностранной валютой или попытаться обложить налогом краткосрочные портфельные инвестиции , освобождая при этом долгосрочные иностранные прямые инвестиции . Страны также могут использовать регулирование, чтобы в первую очередь запретить определенные виды иностранных инвестиций или затруднить для международных финансовых инвесторов вывод своих средств из страны.

Целью такой политики является сокращение международных потоков капитала, особенно краткосрочных портфельных потоков, в надежде, что это уменьшит вероятность значительных колебаний обменных курсов, которые могут привести к макроэкономической катастрофе.

Но предложения по ограничению международных финансовых потоков сталкиваются с серьезными практическими трудностями. Налоги вводятся национальными правительствами, а не международными. Если одно правительство введет налог Тобина на операции с обменными курсами, осуществляемые на его территории, рынком обменных курсов может легко управлять фирма, базирующаяся где-нибудь наподобие Больших Кайманов, островного государства в Карибском море, которое хорошо известно тем, что допускает некоторую финансовую махинацию и дело. Во взаимосвязанной глобальной экономике, если товары и услуги могут пересекать национальные границы, платежи также должны проходить через границы. Для страны очень трудно — фактически почти невозможно — разрешить только потоки платежей, которые относятся к товарам и услугам, ограничивая или облагая налогом другие потоки финансового капитала. Если страна участвует в международной торговле, она также должна участвовать в международных движениях капитала.

Наконец, страны во всем мире, особенно страны с низким доходом, взывают к иностранным инвестициям, чтобы помочь развитию их экономики. Политика, препятствующая международным финансовым инвестициям, может предотвратить некоторый возможный ущерб, но она также исключает потенциально существенные экономические выгоды.

Политика жесткой привязки обменного курса не допускает краткосрочных колебаний обменного курса. Если правительство сначала объявит о жесткой привязке, а затем изменит свое решение — возможно, правительство перестанет хотеть поддерживать высокие процентные ставки или поддерживать высокий уровень валютных резервов, — тогда результатом отказа от жесткой привязки может стать резкий сдвиг в обменный курс.

В середине 2000-х годов около одной трети стран мира использовали подход с мягкой привязкой, а около четверти — жесткий подход. Общей тенденцией 1990-х годов был отказ от подхода с мягкой привязкой в ​​пользу либо плавающих ставок, либо жесткой привязки. Беспокойство заключается в том, что успешная политика мягкой привязки может на какое-то время привести к очень незначительным колебаниям обменных курсов, так что фирмы и банки в экономике начнут действовать так, как будто существует жесткая привязка. Когда обменный курс меняется, последствия особенно болезненны, потому что фирмы и банки не планируют и не застрахованы от возможного изменения. Таким образом, согласно аргументу, лучше либо четко понимать, что обменный курс всегда является гибким, либо что он фиксированный, но выбор промежуточного варианта мягкой привязки может оказаться худшим из всех.

Смотреть

В этом видеоролике сравниваются плавающие и фиксированные обменные курсы, а также приводятся примеры того, как правительство может вмешиваться в рынок, чтобы влиять на обменные курсы.

Объединенная валюта

Последний подход к политике обменного курса заключается в том, чтобы страна выбрала общую валюту, используемую совместно с одной или несколькими странами, также называемую объединенной валютой . Объединенный валютный подход полностью устраняет валютный риск. Точно так же, как никто не беспокоится о колебаниях обменного курса при покупке и продаже между Нью-Йорком и Калифорнией, европейцы знают, что стоимость евро будет одинаковой в Германии, Франции и других европейских странах, принявших евро.

Однако объединенная валюта также создает проблемы. Подобно жесткой привязке, объединенная валюта означает, что страна полностью отказалась от внутренней денежно-кредитной политики и вместо этого отдала свою политику процентных ставок в другие руки. Когда Эквадор использует доллар США в качестве своей валюты, он не имеет права голоса в том, повышает или понижает процентные ставки Федеральная резервная система. В Европейском центральном банке, который определяет денежно-кредитную политику в отношении евро, есть представители всех стран еврозоны. Однако, с точки зрения, скажем, Португалии, будут времена, когда решения Европейского центрального банка о денежно-кредитной политике не будут соответствовать решениям, которые были бы приняты португальским центральным банком.

Линии между этими четырьмя политиками обменного курса могут переходить одна в другую. Например, политика мягкой привязки обменного курса, при которой правительство почти никогда не вмешивается в рынок обменного курса, будет очень похожа на плавающий обменный курс. И наоборот, политика мягкой привязки, при которой правительство часто вмешивается, чтобы удерживать обменный курс на определенном уровне, будет очень похожа на жесткую привязку. Решение объединить валюты с другой страной, по сути, является решением иметь постоянно фиксированный обменный курс с этими странами, что похоже на очень жесткую привязку обменного курса. Диапазон вариантов политики обменного курса с их преимуществами и недостатками обобщен в таблице 19.0003

Related Posts

fallback-image

Курс валюты в онлайн режиме: Курс доллара онлайн | Курс доллара к рублю Forex

fallback-image

Узнать курс доллара: Курс рубля рухнул — Рамблер/финансы

fallback-image

Курс на: курс покупки и продажи валюты — СберБанк

fallback-image

Курс гривны в долларах: Курс доллара на 08.01.2023 в Украине

Рубрики